Алиса Васильева (after_catana) wrote,
Алиса Васильева
after_catana

Было тут что-то трагическое

— Мам, ну пойдем уже, сколько можно говорить? — протяжным голосом завывала Юлия. Сегодня у неё был большой день — время шоппинга. Каждую последнюю неделю месяца она скулила и, будто банный лист, прилипала к своей маме, пытаясь выудить из неё чуточку щедрости, дабы та съездила с дочуркой в молл за новыми шмотками. То ли у неё действительно так искусно это выходило, то ли мамочке надоедали бесконечные просьбы и нервотрепки, устраиваемые уже не таким и крошечным чадом, и она сдавалась, в любом случае это происходило каждые последние пять-шесть календарных дней.
– Сейчас, маленькая, подожди, – ответила мама, ухо которой покраснело от получасового разговора с каким-то, как она любила говорить, «важным клиентом». Её абсолютно не заботило то, что её дочери было уже 15 лет, и что по закону нельзя водить транспортное средство и одновременно говорить по телефону без каких-либо устройств «hands-free». Да и не было никогда никакого «важного клиента», ведь мама не работала с того дня, как вышла замуж за Юлиного отца, который грёб деньги лопатой, иначе каким образом можно было объяснить ежемесячные подарки для своей дочери? Впрочем, никто совсем не знал, с кем она постоянно разговаривает по вечерам – с любовником, тайным другом или еще с каким-то хером с горы. Ну и дел-то особо никому до этого не было, особенно Юле. В тот момент её волновал лишь один вопрос: когда уже, наконец, мама бросит свой айфон в сумку, и они поплетутся с парковки в торговый центр, который так красиво и богато сверкал новогодней подсветкой на фоне полной луны.
Юлия проходит сквозь эту противную, но уже привычную крутящуюся дверь, и её снова ослепляет белоснежное освещение, а глаза начинают разбегаться от вида четырёх этажей с магазинами, в каждом из которых можно медленно, с неким удовлетворением, провести маминой кредиткой по считывателю, оплачивая очередные тряпочные удовольствия.

– Ну, мам, я побежала! – выпалила дочка.
– Хорошо, маленькая, даю тебе два часа. Я буду на том же месте, – под «тем местом» она подразумевала какой-то ресторан, где, по её мнению, подают самые лучшие в Москве кальяны. Именно там она проводила то время, пока её дочь бегала и покупала дорогущую одежду. Счастье было не безгранично, на карточке был установлен некий лимит, хотя его с чистой душой можно было бы назвать формальным, так как Юля всегда уходила домой с парой-тройкой коробок обуви и тремя-четырьмя пакетами одежек.

Юля выбирала только самые «правильные» бренды: Lacoste, Dolce & Gabbana, Gucci, Roberto Cavalli и так далее. Ну и, конечно же, исключением не были отвратительно безвкусные «шашечные» сумки из Louis Vuitton и обувь — похожая на валенки наизнанку — Ugg. Еще одной характерной чертой Юлии было её нетерпение. Каждую покупку она незамедлительно надевала на себя, из-за чего по окончанию шоппинга можно было спокойно сказать, что это уже не та девочка, два часа назад вошедшая в этот огромный молл — Юля выходила вся обновленная внешне. Специально для этого она носила с собой маленькие ножнички, чтобы отрезать бирки еще в раздевалке.

И вот, в какой-то очередной из них, она натянула на себя все свои обновки, достала айфон и стала позировать в зеркало, пытаясь найти лучшую позу. Определившись, Юля зажала виртуальную кнопку спуска и сделала несколько десятков однотипных фотографий с милым и приятным, но всё еще детским лицом (макияж не помогал скрыть возраст). Не приведи Господь (все в Юлиной семье были атеистами, включая её саму, модно же) кому-нибудь удастся заполучить всю медиатеку фотографий этой странной девочки. Более 800+ фотографий представляли из себя её бесконечное одинаковое кривлянье на объектив смартфона в школе, дома, ресторанах, кафе, кинотеатрах тех же торговых центрах и с друзьями. Иногда Юля позволяла себе немного «окультуриваться», посещая различные выставки современного искусства и, не поверите, театры. Впрочем, происходило это не чаще раза в три месяца, да и те же спектакли она смотрела без удовольствия, ведь главным для неё было вращение среди кругов старших ребят, так как только они её периодически приглашали в подобные места.

Потратив еще минут пять на выбор фильтра и подписи, Юля нажала на кнопку, и её фотография улетела в инстаграм. Однако, молодая модница не собиралась покидать раздевалку, потому что она ждала первых лайков и комментариев. И вот, наконец, градус Юлиного самолюбия начал расти: посыпались комплименты. «Какая ты красивая!», «Ууу, снова закупаешься, завидую», а также, не побоюсь этой цифры, десятки различных вырвиглазных смайликов — всё это были её многочисленные подружки-курочки, такие же глупые и безрассудные, как и она, постоянно выпендривающиеся родительскими деньгами. Почему курочки? Да потому что любая их речь для нормального, даже не то, чтобы взрослого человека, подростка, звучала как «Ко-ко-ко». К тому же, краситься они любили все, что тоже добавляло щепотку сходства с этими птицами.
Закончив привычный ритуал, доченька побежала обратно к маменьке.
— Маленькая, как снова много всего ты накупила! — пытаясь изобразить удивление, сказала мать, выпуская при этом плотную клумбу дыма изо рта.
— Поехали домой, я устала, — ответила дочь, даже не пытаясь вступать в разговор с мамой. Было даже как-то неловко, что ей никто не звонил, обычно же она встречала дочь, не переставая при этом переговариваться со своим тайным другом.
Хлопнув дверью внедорожника, Юля плюхнулась в кресло. Она снова была счастлива. Потихоньку отпивая горячий латте, купленный при выходе из торгового центра в «Старбаксе», Юля в очередной раз открыла инстаграм, желая получить новую порцию виртуальных, надменных словечек в свой адрес. Но нет, приятное закончилось. Последний комментарий оставил какой-то парень из школы, написавший одну единственную фразу: «Безвкусное говно».
Кофе сразу стало каким-то отравляющим, а только что приобретённая одежда начала казаться Юле каким-то шлаком, купленным на рынке около дома. Настроение моментально упало на дно, а стакан с латте полетел на проезжую часть.
— Вонючий ублюдок! Да он себе такое вообще никогда не сможет позволить, нищеброд поганый! — закричала Юля во весь голос.
— Маленькая, что случилось?
— Да один мудак написал о том, что я ношу ужасные вещи!
— Не ругайся и не ори так, пожалуйста, ты мешаешь вести мне машину.
Но Юлию было уже не остановить. Из глупого подростка она превратилась в ворчащего монстра, на самом-то деле так же не отличающегося большим интеллектом. Девочка начала колотить по дорогому салону автомобиля, стучать ногами по коврику, а финальным аккордом был её мощнейший толчок маме в плечо. Понятное дело, что она совсем не хотела этого сделать, однако с психикой у неё было действительно не всё в порядке, просто никто в семье не придавал этому никакого значения. И зря.
Мама рефлекторно дернулась, крутанув руль в правую сторону, после чего внедорожник повело направо. Пытаясь восстановить контроль, мама резко повернула руль в противоположную сторону, но было уже поздно. Такие крупногабаритные машины всегда легко переворачивались, что, собственно, и произошло, но не без внешнего воздействия. Сзади, прямо в аккурат, уже на протяжении километра за ними ехал КАМаЗ. Легко войдя в занос, внедорожник, словно гигантской боксерской перчаткой, был опрокинут тем самым оранжевым грузовиком. Дело было на МКАДе, а соответственно и скорость была не самой маленькой, посему удар оказался фатальным.

Подъехавшие ГАИшники были не очень-то и рады происходящему, однако ни они, ни ребята из скорой помощи не смогли помочь маме с ребенком. Было и в этой ситуации что-то удивительно-трагическое. Запахи денег и пафоса сменились запахом гари, исходящей от покореженного автомобиля и двумя трупами женского пола, облаченными в дорогущую одежду, которая уже никак не сделает их жизнь слаще, ведь она закончилась.
А где-то там, в недрах социальных сетей, еще ставились лайки и писались комментарии от людей, пока что не знающих, что за ужасный инцидент на самом деле произошёл...
Tags: История
Subscribe
promo after_catana april 9, 2015 10:44 29
Buy for 20 tokens
Warning! Это всего лишь грим, но сильно впечатлительным личностям лучше воздержаться от просмотра. Кровавое представление "сюэшэхо" (血社火) — один из видов народных представлений шэхо (社火), которые больше всего распространены на севере и северо-западе Китая, особенно в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →